Королевство кривых зеркал

В тридевятом царстве, в тридевятом государстве, жили-были царь Валес и царица Изольда. Страна эта была небольшая, но на уровне окружающей раздробленности была очень сильна — там были плодородные поля, шикарные сады с плодовыми деревьями и красивыми цветами, полноводные рыбные реки, где водились щуки, судаки и стерлядь, и непроходимые леса, в которых было много дичи, лосей, кабанов и другой живности. Люди в том королевстве были самые обыкновенные деревенские жители, потомки жителей Заволжья, описанных «В лесах» Мельникова-Печерского.

Царь был очень добрым и справедливым, всегда помогал бедным и обездоленным, никогда не обижал подчиненных, однако во всем должно быть равновесие, и слишком много добра никогда не бывает.

Царица ИзольдаВ правление вступила Царица Изольда. Она была очень строгой, но в мере справедливой, подданные приходили на поклон и получали посильную помощь, если в ней нуждались. Удельные князья были в меру послушны, соседние правители премного уважали.

И был у Царицы Изольды каменный дворец и золотая карета, а вокруг дворца рос шикарный сад. Там были ранние сладкие и поздние кислые яблоки, душистые груши, ароматная малина, смородина, голубика и много-много других плодов. Там росли заморские растения и диковинные цветы, на которые приезжали любоваться правители дружественных государств, пели райские птицы, выводили птенцов.

Царский дворОгромный дворец предполагает многочисленную свиту. Как и при любом дворе там царили лесть, лицемерие и интриги, это такой сложный клубок личностных взаимоотношений, что порой оттуда проще сбежать, чем биться в кровь за власть.

Каждая семья — своя сложная иерархия сплетен, лести и таких хитросплетений, что хочется на все плюнуть, жить одному и сохранить нервы. Но периодически бывают праздники, когда семья собирается и бурлит.

Когда свежеокунувшийся во все это говорит с большими глазами: «но ведь это же Лицемерие!»остается усмехнуться и уточнить, что в данной семье это называется Политика.

У каждого человека свой характер, у каждой семьи свои законы, и иногда объединение — это бомба замедленного действия.

* * *

ФрейлиныПервая фрейлина, Княжна Элла Волковская при дворце занимает это место уже много лет. Это властная, гордая дама, умеющая подстроиться под правительницу. Придворная жизнь обязывает уметь улыбаться, льстить, шутить и смеяться над царскими шутками, повышать свою ценность в ее глазах. Кроме того, необходимо ставить подножки нижестоящим, особенно при правителе, дабы укрепить свое положение при дворе. Она практике блестяще выучилась всем тонкостям придворной жизни, от нее плакал весь двор.

Когда у хорошей компании за приятным разговором над вкусной рюмочкой чая открывается дверь, влетает Первая Фрейлина, поднимая в руке сонного ребенка и орет: «Что вы галдите, спать ребенку не даете!», когда последний сонно поднимает глаза и не понимает, почему мама его сюда принесла и кричит. Когда в той же компании находится Правитель — можно тусить до утра.

Когда налетают за завтраком: «Вы зачем новый пакет молока открыли? Я даже детям старое наливаю!» Это капец. Изволили ли видеть содержимое царского холодильника? Как там можно найти что-то, чтобы половина не вывалилась на вас?

БеседыКогда на столе стоят пять свежеиспеченных огромных ароматных куличей, возникает резонный вопрос: «Ух ты, а почему так много?» И на него поступает не менее резонный ответ: «Ну МЫ же долго тут будем жить, НАМ надо много», можно понять, что каждый красит свои яйца.

«Суп только детям!» — Да не вопрос, все себе варят сами, не бойтесь, никто никого не объест.

«Ага, постятся они, суп-то вон мясной на природе, говорят, вчера ели!». Сударыня, ваше присутствие меня утомляет, какая вам разница, кто что ест в дороге, после голодного дня, на природе, где не закусывать себе дороже.

— Повесьте белье — Ну мы как бы уходим, через полчаса повесим — Ну тогда я сама, спасибо

— Все, лук кончился — А это? — так это ж проросший.Светские разговоры
Чем он не лук, резко стал радиоактивным? Поэтому в тридевятом царстве проросшую картошку и лук выкидывают килограммами? Когда царство еще не существовало и в мире была другая экономическая система
обязаны были привить уважение с труду тех, кто растит хлеб.

— Капусту не трогай — У нас же она продается, успокойся, пусть едят — ответит царица.

Или за завтраком из коридора слышится: «Они не всё ещё?». Ну конечно, в царской трапезной все придворные никак не поместятся!

«Давай быстрее!» — слышится с внешней стороны ванной, «%№# *&@!» — с внутренней, где находится царствующая особа, ибо нефиг.

* * *

Граф Орлов — первый государственный деятель, выдающийся политик, умеющий нравиться царице Изольде, единственный получающий расположение Княгини Эллы, состоящий со всеми в дружеских отношениях. Изучал множество наук — кулинарию, литейное дело, служение богине Фемиде, выдающийся охотник за головами и прочими частями тел.

ВеснаВо дворец также часто приезжает принц Владлен, имеющий свое небольшое королевство и родственные связи с Царицей Изольдой. Он имеет веселый нрав, по-своему подходит к правителю — он не является царским подданным в полном смысле этого слова, и имеет право оскорблять первую фрейлину, когда она особенно зарывается.

Была там и молодая принцесса, которая занимала самое незавидное положение в иерархии замка. Она не умела огрызаться и отстаивать свое положение, не имела права на собственное мнение и целиком зависела от царицы Изольды. Все ее умения и увлечения жестоко высмеивались, а недостатки выворачивались наизнанку друг перед другом придворными. Как и бывает в сказках, она долгое время жила в самой высокойХеппи Энд башне дворца, пока ее не спас прекрасный принц Алексин. У него не было собственного царства, однако много доблести и чести. И жили они долго и счастливо в маленьком домике у реки без сада.

Жизнь — не сказка, и после «Долго и счастливо» не опускается занавес. Наше прошлое всегда с нами, а родственные связи необходимо поддерживать как бы нам не хотелось обратного. Поэтому иногда чета Алексиных ездила в гости в тридевятое царство и мешала весь заведенный Первой Фрейлиной порядок.И жили они долго и счастливо Там они участвовали в ежедневных пирах и княжеской охоте в царских владениях, наслаждались плодами царского сада и ароматами заморских цветов. Они не умели улыбаться на оскорбления и создавать вид активной деятельности, приемлемый при дворе, в связи с чем занимали не самое высокое положение в Каменном Замке, и приходилось постоянно находиться в напряжении, чтобы не допускать веских поводов для неоправданной критики и оскорблений. Но у них было свое маленькое-маленькое царство и маленькая серая карета, которую они всегда могли запрячь. А самое главное — их было двое, и все кошмары Каменного Замка отступали перед их смехом.