Жестокость

Психология, пожалуй, единственная наука, в которой практика настолько важна, что может существовать без теории. Мы первоначально настроены понимать окружающих и приспосабливаться к социуму, следует  это только развивать.

Но вместе с практикой теория интересна, потому что «На своих ошибках учатся, а на чужих делают карьеру».

Например, эпилептоид. Я уже писала про Первую Фрейлину Эллу Волковскую. Это когда миленькая девочка с обворожительной улыбкой любит делать больно другим, и это настолько завуалированно, что не то что придраться, но она сама порой не замечает своей слабости.

Этот человек может выпороть ребенка за то, то соседский мальчик съел ее первую клубнику. Правда следующая из созревшей плавно превращается на грядке в гнилую — все боятся к ней подойти.

А если ребенок придет сказать маме какую-то шутку, она проигнорирует маленького конкурента перед царственной особой, засмеется именно после нее, процитировав что-то из своей газеты. Вроде бы совпадение, но слишком частое.

Но если ей написать на новогодней открытке пожелание быть чуточку добрее — со злой усмешкой разорвет подарок на две части и выкидывает.

Когда загораешь на огороде — обязательно скажет, чтобы слышал объект насмешек, «а я в ее возрасте не была такой жирной».

После фразы «Да я и не пил на Новый Год» она роняет «нашел чем гордиться». От такой ласковости аж челюсть отвисает.

За взятый из холодильника квас будет ор на полчаса, хотя рядом стоят еще три бутылки.

——

И что самое интересное — к такому человеку нельзя относиться по-доброму. Как и с маленькой ящерицей, нужно уметь огрызаться. Тогда вместо «не путайся под ногами» будет «осторожненько, я дверцу открою», вместо «кто посмел открыть молоко?» — «открывайте, в холодильнике еще есть». Только страшно смотреть в глаза. Потому что они почему-то не соответствуют голосу.

——

Эпилептоид всегда самоутверждается за счет других. Он может иногда даже понимать, что делает больно. «Ну такая вот я у вас, что же теперь делать».

Если у ребенка на полке бардак — все содержимое будет сметено со словами «убирайся». Если он оторвет кусок обоев — получит восхитительный полет за волосы об стену. Конечно не до звездочек, но неприятно.

В детстве у мамы на полке стоял красивый флакончик духов, и я очень ждала, когда он кончится. Дождалась, мне его отдали, у меня уже была целая полка красивых и не очень флакончиков. Но простояли они не долго — из-за пыли или еще чего они были выкинуты вдребезги.

А еще у меня были любимые новогодние игрушки — три розовых птички с хвостом из дождика, бабушка говорила, что они тройняшки. Одной зимой, после праздника, я не убрала их в коробку вместе с остальными, а оставила поиграть. За это они оказались в печке. И да, мне недавно подарили новые, красивые, с красными перьями. Но от тех остались лишь воспоминания.

Может быть, как в фильме «Нужные вещи» я зря все это помню, и привязываться к вещам грех. Но воспоминания это часть нас, мы никогда от них не убежим.